Home / Новости политики / «А мы вышли из смерти…»

«А мы вышли из смерти…»

В тот день, когда мы позвонили Марии Васильевне Яшиной, в Ельце была репетиция Парада. Естественно, поинтересовались: собирается ли она на Красную площадь. «Хотелось бы, – ответила радистка Яшина. – Но всё зависит от внучки. Если она сможет меня сопровождать, тогда пойду». Пользуясь случаем, Мария Васильевна передала пожелания всем ветеранам, которые ещё стоят в воинском строю: «Здоровья и только здоровья! А больше нам ничего не надо!»

Мария Васильевна Яшина на фронт ушла восемнадцатилетней девчонкой-добровольцем. Телефонисткой-радисткой она одолела с артиллерией боевой путь от Воронежа до Вены, пол-Европы прошагала, полземли.

Всегда рядом с пушками и миномётами принимала Машенька приказы, команды управления огнём, донесения, сообщения и передавала данные по огневым позициям. Прокладывала под пулями кабель связи, спасала раненых. Бои под Воронежем, Курская дуга, освобождение Харькова, взятие Будапешта… Сквозь смертельный огонь орудий был слышен её голос по рации: «Берёза, Берёза, ответь, я Тополёк».

Решение сражаться за Родину на фронте Мария Васильевна приняла после боёв в родном Ельце. Когда фашисты вошли в город, её отец запер всю семью в подвале. Во время Первой мировой войны он попал в плен к немцам и очень хорошо запомнил их «человеколюбие». Они вешали огромные камни на шею заключённым и заставляли ходить с ними по кругу до изнеможения. Камнем в груди застыла ненависть к врагу. И теперь фашисты пытались отнять Родину. Но у бывалого солдата уже не осталось сил воевать, давно мучил туберкулез. Всё, что мог отец – попытаться спасти свою семью. Но ему не удалось сберечь всех – под фашистские пули попал шестнадцатилетний сын.

– Пользуясь моментами затишья, мой брат Николай с друзьями бегал кормить наших солдатиков в город. И вот однажды на обратной дороге заприметил их немецкий лётчик и стал расстреливать беззащитных мальчишек. Все кинулись в рассыпную, а Колька остался лежать… Хоронили мы его на следующий день, когда Елец практически уже был освобождён. Стоим на кладбище, и тут залпы орудий – мы все упали на свежий холмик, подумали: обстрел. А папа говорит: «Не бойтесь – это наши «Катюши» бьют за Ольшанцем».

«Рация – это ваш хлеб…»

После того как поселилось горе в их семье, Маша точно поняла – придёт время, и она отомстит за брата, за разбитые улицы Ельца, за украденное войной счастье. Весной 1942 года дружная компания юных добровольцев ушла из тихого, покрытого тополиным пухом Лучка бить врага. С мечтой – вернуться героями. Многие из них остались в вечной памяти.

– На прощание я спела отцу песенку: «Полно, папа, не грусти, думы брось напрасные. Много счастья впереди, а дни такие ясные». В тот момент мы простились с ним навсегда. Отец умер, не дождавшись меня и брата с фронта. Но мама рассказывала, что каждое наше письмо продляло ему жизнь, – со слезами на глазах вспоминает Мария Васильевна.

Маша и её подружки попали на Воронежский фронт – под Лиски, где они и прошли «университеты» связисток. Через несколько месяцев – первый бой и первый страх от разрывающихся совсем рядом снарядов. Мария принимала данные по телефону и докладывала командиру. Место нахождения юной телефонистки – всегда между двух дальнобойных пушек. Прижавшись с телефонной трубкой к земле, чтобы лучше слышать, она, как пулемётчик, строчила информацию, от которой зависел дальнейший ход операции. Одно неточное слово – и данные окажутся неверными.

– Во время боя работали две группы связистов. Одни на пункте наблюдения, другие – у орудия. Потом мы менялись. Когда наступало затишье, можно было подсмотреть за немцами в специальные приборы. Я наблюдала, как они бегали там с котелками и смеялись, – с улыбкой вспоминает радистка. – А когда палят наши пушки – земля сотрясается, и видишь только, как взмывают в самое небо снаряды.

Вскоре младший сержант Мария Яшина получает шестнадцатикилограммовую рацию, которую эта хрупкая девушка пронесла по всем дорогам войны. «Рация – это ваш хлеб», – повторял её командир.

Первая медаль «За отвагу»

До Курской дуги их полк шёл целую зиму. Трактора везли орудия, а бойцы шагали рядом. Холодные, голодные они брели вперёд, и этот переход казался солдатам вечностью. «Лучше бы принять бой, чем так мучительно идти к нему», – говорили артиллеристы.

– Буран, метель слепит глаза, в той дороге мы научились спать на ходу. Берёт тебя товарищ за руку и ведёт за собой. Я шла и засыпала где-то на полчаса. Потом товарища тащила за руку, а он отдыхал. Так и спасались. А если ляжешь в снег – верная смерть, – вспоминает связистка.

Мария Васильевна говорит, что все её бои были похожи один на другой. Рвутся земля и небо, и ждёшь лишь тишины – значит, на какое-то время мир становится почти явью. По всем дорогам, полям, лесам, болотам взвод неизменно нёс с собой патефон с пластинками. И как только выдавалось долгожданное время привала, девчонок приглашали на фокстрот, летел рядом с бойцами «Синий платочек».

– Даже на фронте у девчонок была помада и пудреница. Мы перед боем успевали наводить марафет, ведь рядом с нами находились наши солдаты. Нам очень хотелось быть красивыми. И влюблялись… У меня был роман с одним разведчиком. Мы виделись редко. Помилуемся и… в бой. И какое счастье дождаться новой встречи! Он погиб уже в конце войны. А как же уважительно относились к девчонкам ребята. Берегли нас, заботились, как могли. Я даже в мирное время такое отношение редко видела, – рассказывает Мария Васильевна.

Свою первую награду – медаль «За отвагу» – радистка Мария Яшина получила за освобождение Харькова. Бои за этот город шли ожесточённые.

– Помню, мы заняли свои позиции, а утром немец пошёл в наступление и с такой страшной силой стал гвоздить по нам, что мы никак не могли отстреляться. «Огурцов» (так называли снаряды) уже не хватает. Командир кричит: «Машенька, звони, чтобы нам «огурцов» подвезли. Я связываюсь, а они мне: «Нет боеприпасов и не будет!». И тут мы видим, как наши бегут, отступают. Снаряд попал в здание, где я расположилась с рацией. Стена рухнула прямо передо мной. На улице паника, крики. Смотрю, наша медсестра Нина одна пытается помочь раненым, а ими вся улица заполнена. Я кинулась к ней на подмогу, а ребята говорят: «Вы нас бросайте, девчата, бегите за угол, там молодой лейтенант умирает». И мы с ней поползли к нему. Спасли его, дотащили до машины. Наш родной боец живой остался. За это мне и дали медаль «За отвагу», – вспоминает ветеран войны Мария Васильевна Яшина.

«Господи, да помоги ты нам!»

Больше всего Мария Васильевна боялась даже не пуль и не снарядов, для неё они стали привычными, страх одолевал её, когда приходилось форсировать реки и переходить болота. Плавать Маша не умела. Вспоминает она бой за Чернигов. Наши войска должны были отступить, а их полк оставили для прикрытия. Снабдили всех двойными пайками, и поняли тогда бойцы – эта битва им дорого обойдётся… Но позиций своих они не сдали, отстрелялись, а возвращались болотами.

– Болота в тех местах были непроходимые. Я всё время находилась на волоске от смерти. Долго мы шли, и орудия вязли в трясине, а мы их вытаскивали. Когда оказались в безопасности, смотрим, нет нашей радистки Анечки. Звали, искали и даже в мыслях простились с нашей любимицей. А потом смотрим, она к нам навстречу выходит, улыбается, и ладони её полны ягод. Мы в тот момент только поняли, что вырвались из ада. А ещё я очень боялась проходить по мостам. Когда шли через мост над Днепром, под нами лежали лишь хиленькие доски, а мы по ним пушки тащили. И мост мощный такой, высокий. Ох, до берега я все молитвы вспомнила, – улыбается Мария Яшина.

Мария Васильевна рассказывает, что на войне многие на Бога надеялись. Сквозь гул и грохот тут и там слышался крик: «Господи, да помоги ты нам!». Бойцы крестились перед боем и даже на пушки крестное знамение накладывали. Мария Васильевна считает, что и Европу наша армия освобождала от фашистов не без Божьей помощи. Тогда во многих странах встречали Красную армию с радостью и привечали в домах с хлебом-солью.

– Я помню, в каком-то чешском городе нас приняли после боя на ночлег. И я впервые увидела настоящее чудо – ванну. Она подогревалась дровами – большая, белая, с пеной! Мы искупались во благе, надели чистое бельё, вкусно поужинали и легли спать на перине. Это было неслыханное счастье, – вспоминает ветеран.

Родилась в рубашке

Второй дорогой наградой для Марии Васильевны стал орден Красной Звезды. На её гимнастёрке он появился после взятия Будапешта. Целых десять суток, сконцентрировав все силы и внимание, ждала она приказа о вступлении в сражение.

– В округе шли бои, а наши пушки молчали без приказа. От рации я не могла отойти ни на секунду, ждала сообщение. Бойцы были вымотаны до предела от нервного напряжения. Мы рвались в бой. Тогда уже все понимали, что война скоро закончится. Поскорей бы добить фашистскую нечисть, а мы бездействуем. Наконец-то пришёл приказ нашему командиру. И мы начали палить из своих орудий. Вскоре убило моего напарника, и всё это сражение я принимала наводки одна. И была представлена к награде, – говорит Мария Васильевна.

Победу Мария Яшина встретила в Вене. И первая получила сообщение о капитуляции немцев по своей рации. Ликовали солдаты, гуляли артиллеристы с песнями по австрийской столице. Правда, в городе было безлюдно, закрыты все кафе и магазины. Победа в тот день принадлежала только тем, кто приближал её ценою жизни.

– Война забрала многих моих боевых друзей. А я родилась, как говорится, в рубашке. И снаряды падали рядом, и проходили мы заминированные мосты, и пули свистели над головой, и оказывалась я в самом пекле боя. И, слава Богу, осталась жива, и даже ни разу меня не ранило. Мама всю жизнь хранила в самоваре мою «рубашку» – такую плёнку, в которой я появилась на свет. А когда вернулась домой, мы её не нашли в заветном месте. Видимо, это был знак, что проживу я долго и счастливо под крылом у Бога, – рассуждает фронтовичка.

После войны Марии Васильевне ещё долго снились сражения. Видела она их на земле, летая в небе. А потом жизнь подарила ей прекрасного мужа-фронтовика, с которым они родили двоих детей и нажили шестерых правнуков. Работала бывшая радистка долгое время на почте и контролёром на элементном заводе. Этой удивительной женщине за девяносто. И она всё улыбается: «Расставаться с жизнью не хочется, мне надо вперёд идти!». Мария Васильевна признаётся, что всю жизнь справляться с трудностями помогала доброта душевная и вечный позывной в сердце: «Берёза, Берёза, ответь мне, я твой верный Тополёк».

Дарья ШПАКОВА («Липецкая газета: Итоги недели»)

Фото автора и из архива Марии ЯШИНОЙ 

Источник

 

Смотрите также

Липецкая прокуратура проверит покупку особняка и дорогостоящей квартиры правительством региона

Прокуратура организовала проверку по информации о нарушениях при организации закупки дорогостоящей недвижимости в государственную собственность …

Липецкая прокуратура проверит покупку особняка и дорогостоящей квартиры правительством региона

Прокуратура организовала проверку по информации о нарушениях при организации закупки дорогостоящей недвижимости в государственную собственность …

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.