Home / Общество / Обратная сторона медали

Обратная сторона медали

В конце мая по всей стране, в том числе и в Липецке, прошли пикеты, организованные общественным движением «Родительское Всероссийское сопротивление». Причина протеста заключалась в намерении принять «Национальную стратегию в интересах детей» на ближайшие десять лет без серьезного обсуждения ее общественностью. Активистов и родителей смутило, прежде всего, то, что 22 мая детский омбудсмен Анна Кузнецова побывала в Финляндии для обсуждения вопросов защиты детей, и подписала соглашения о совместной работе в сфере защиты прав детей. Не согласна общественность и с оптимистическим докладом омбудсмена о состоянии дел в России в данной сфере, пишет "Липецкая газета".

Напомню, что еще прошлой осенью «Известия» сообщили, что с 2015 года в Финляндии вступил в силу новый закон, согласно которому забрать детей теперь там могут у любого туриста-иностранца, который «стоит» на земле Суоми, включая россиян. По правилам Финляндии на всех «конфискованных» у россиян детей объявляется «тендер». То есть русские дети выставляются на «конкурс». Если же говорить прямо, то они распродаются на конкурсной основе в Финляндии. Выходит, именно у финнов мы теперь и будем учиться защите прав детей? Согласитесь, не очень радужная перспектива. Но именно о ней наш разговор с председателем РВС Марией Мамиконян.

— У каждой медали есть две стороны, и вторую, теневую, опасно не замечать. Я в данном случае имею в виду нашу тотальную тенденцию отдавать детей в приемные и опекунские семьи. Вы знаете, что за последнее время было несколько случаев гибели детей, в южных регионах распространены случаи батрачества. Выявить их очень сложно, потому что все молчат. Но свидетельства этому есть.

Человеческий фактор

— После общения с нашими приемными семьями мне просто трудно в это поверить…

— Я уже говорила, что у вас в регионе сложилась исключительно благоприятная ситуация, потому что в опеке работают замечательные люди. Но это ведь человеческий фактор. Сегодня работают одни, завтра придут другие. Поэтому в целом данные опеке полномочия не должны делать ее всесильной. Сегодня же фактически опека решает, кому дать детей, у кого отобрать родных или приемных. Да, у вас таких случаев нет, но мы-то сталкиваемся с тем, что детей изымают из хороших, нормальных, но малообеспеченных семей, придравшись к какому-то пустяку. Зачем? У вас не появляется подозрение, что это уже элементы какого-то рынка и коррупционной составляющей?

— Вам удается выигрывать суды и возвращать детей?

— Да, но я знаю, что эти случаи в отчетность по ювенальным нарушениям не идут, хотя права семьи были нарушены. Мы выступаем против кампанейщины в этой сфере. Да, в семье ребенку лучше, чем в детском доме. Но не в каждой семье. Точно так же не каждый детский дом — это ужас, ужас, ужас. Вспомните мальчика из программы «Ты — супер!», который сказал, что никуда не уйдет из своего детского дома потому, что ему там хорошо. Замечательно, когда у приемных родителей хватает сердца на всех детей. Но ведь есть и те, кто пошел на такой шаг в состоянии эйфории, на волне пропаганды, вовсе не рассчитав свои силы. А потом мы хватаемся за голову от случаев вторичного сиротства. Кроме того, мы столкнулись с массой случаев, когда опека не отдает ребенка родственникам, а подбирает ему какую-то постороннюю приемную семью. Да, это против закона, но прецедентов-то хватает. Мы сейчас параллельно занимаемся аналогичными делами сразу в нескольких регионах.

Спорные технологии

— Неужели западные ювенальные технологии все-таки проникли на территорию России?

— Есть разные случаи. Мы работали с одной семьей. Там трое детей остались сиротами, поскольку их мать под воздействием сожителя покончила с собой. Забрать детей хочет бабушка, живущая в городе, образованная, еще не старая. А дальше следует провокация. На сороковины заходит соседка и уговаривает женщину помянуть дочь. Рюмка водки приводит к сердечному приступу, скорая обнаруживает в крови алкоголь. Тогда опека предлагает пройти лечение в наркодиспансере, чтобы потом можно было забрать внуков. И наивная женщина соглашается. Когда она приходит со справкой в опеку, ей говорят: «Вы леченая алкоголичка, о каких детях может идти речь?!» И таких случаев уже несколько, когда родственники с перепугу соглашаются пройти лечение, и это становится основанием, чтобы не отдать им детей. Так вот про ту бабушку. Старшего внука ей удается оставить в городе в детдоме и на выходные забирать его. А двух младших отдают в какое-то село к жуткой тетке, которая «сдает» их соседям для копки огородов и строит себе в селе уже второй магазин. И мы так ничего и не смогли сделать, там, в глубинке, круговая порука. Вы наверняка помните «Прямой эфир» с Корчевниковым, где показывали женщину, которая измывалась над приемными детьми. Они буквально батрачили на ее угодьях, ухаживали за скотиной, в качестве наказания часами стояли на коленях на гравии. Она не была садисткой, просто так воспитывали ее саму, и она считала это нормой. И вряд ли бы кто-то узнал обо всем этом, если бы несколько детей не сбежали. Но ведь это были у нее не первые приемные дети, значит, опека ей детей давала. И никого не волновало, что дети явно истощенные. Зато в заботливой, но малообеспеченной семье запросто могут придраться к тому, что в холодильнике зимой нет свежих фруктов, и забрать детей.

— Вы допускаете наличие каких-то корыстных побуждений у приемных родителей?

— Мы не имеем права их исключать, потому что обязаны быть бдительными. Вспомните апрельский случай с приемной семьей из Калининграда, которая приехала в Москву и там сдала семерых детей в детдом. Потому что родители полагали, что им сразу начнут выплачивать московское пособие, а получили всего по восемнадцать тысяч на ребенка. И дети оказались не нужны. Это же просто дикий случай. Но московский детский омбудсмен Бунимович говорит, что он далеко не единственный. Так имеем ли мы право закрыть на все глаза? Я убеждена, что если собрать средства, которые тратятся на «сопровождение» специалистами семей, попавших в сложную ситуацию, то этим семьям реально можно было бы помочь. И главное, убрать всякий налет рыночных отношений из всего, что как-то связано с детьми. А проблемы можно решить. Ведь у вас в Липецке все решается по-человечески.

Вернуть принудительное лечение

— Для детей самое большое зло — это алкоголизм родителей…

— Эту проблему давно уже можно было бы решить, вернув принудительное лечение в тех же ЛТП. Об этом и депутаты говорят, и сам народ. Но почему-то такое решение так и не принимается. В итоге живет разведенная мама с детьми в одной квартире с бывшим мужем-алкоголиком, у которого в любой момент может быть белая горячка. Приходят сотрудники опеки и забирают детей у мамы, дабы избавить их от опасности. Но не логичнее ли забрать того, кто представляет опасность?! Абсурд! Но этим алкоголиком никому не интересно заниматься.

— Так чем же все-таки вызваны пикеты, прошедшие по всей России?

— Прежде всего, желанием привлечь внимание к тому, что ювенальные технологии в стране не только существует, но и действует. На основании мониторинга проблемы общественными организациями, включая РВС, был подготовлен альтернативный доклад президенту России по практике изъятия детей из семей в России. Соответствующее поручение Владимир Путин давал еще в начале января этого года Минтруду, Общественной палате и уполномоченной по правам ребенка. Была договоренность, что этот доклад станет частью общего доклада, и Владимир Владимирович ознакомится с ним. Но в последний момент стало известно, что наши данные и заключения вообще не будут фигурировать. Значит, и в «Национальной стратегии в интересах детей» они никак не будут учтены. Более того, как можно принимать подобный документ без широкого обсуждения его общественностью?

— Если я правильно понимаю, то особенно тревожным сигналом стало известие о поездке детского омбудсмена Анны Кузнецовой в Финляндию и о ее планах подписать с финской стороной договор о сотрудничестве в сфере защиты прав ребенка…

— Да, потому что все мы знаем, что ювенальная юстиция в Финляндии — одна из самых жестких. Потому что уже есть масса примеров отобрания там детей у российских семей. Для нас это не самый лучший образец для подражания. Скорее, наоборот. Ведь все мы прекрасно понимаем, что надо действовать только в интересах детей.

Что же касается пикетов, то они были не зря: теперь вместо «Национальной стратегии» план мероприятий будет назван «Десятилетием детства» и представлен на широкое обсуждение общественности.

фото Николая Черкасова

Источник

 

Смотрите также

Влиятельный муж-наркоман не дает россиянке вывезти детей из Испании на Родину (видео)

Most.tv представляет Картину дня Черноземья. Олеся Ромеро с детьми не может вернуться на Родину в Тамбов За помощью к российским дипломатам …

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *