Home / Общество / Уникальную книгу об Октябрьской революции издали в Липецке

Уникальную книгу об Октябрьской революции издали в Липецке

На двух соседних страницах этой книги — портреты людей, которые были одержимы любовью и ненавистью, жаждали справедливости, братства и совершали подчас невероятно жестокие поступки. Почти ровесники.

Родились в последние десятилетия девятнадцатого века и погибли, воюя друг с другом, в начале двадцатых нового столетия. Комсомолец Евгений Адамов пал в бою с антоновцами в августе двадцатого. Артур Зегель, штурмовавший Зимний, возглавлявший Липецкую уездную ВЧК, отдал жизнь в столкновении все с той же крестьянской армией, созданной для свержения большевистской власти Александром Антоновым в конце 1921-го.

А вот и сам Антонов. Революционер, эсер, террорист, человек, истово веровавший, что коммунисты — враги мужика-кормильца, враги политических и экономических свобод. Он, назначенный после Октября на крупный руководящий пост, ушел с него, чтобы отстаивать свою веру и правду.

Непредвзятые свидетели

Музей не выносит приговоров людям, которых уже нет на свете. Музейные хранилища не место для заседания военной прокуратуры. Он всего лишь годами собирает и хранит документы, снимки, плакаты, приказы, начинавшиеся словами «Остановись и прочти», номера старых газет и воспоминания тех, кто никогда не имел склонности к литературному творчеству, но не счел себя вправе не рассказать о том, что выпало ему в жизни, чему он был свидетелем. Именно так служил своему призванию Михаил Трунов, основатель нашего главного в области краеведческого музея. Он дорожил любой, на чей-то взгляд ничего не значащей бумажкой, каким-нибудь мандатом, удостоверением, запиской, запечатлевшими подробности трагического, тревожного и все-таки полного надежды, смысла, ожидания позитивных перемен времени. В немалой степени благодаря ему музей владеет огромным массивом материалов, подлинников, дающих представление о том, что и как происходило в липецком крае, когда над всей страной гремел клич: «Вся власть — Советам! Фабрики — рабочим! Земля — крестьянам!»
О той эпохе написаны тысячи книг. Их авторы яростно и непримиримо спорят друг с другом. Одни повторяют вслед за Маяковским: «Моя революция». А их оппоненты твердят исключительно о «красном терроре», отбрасывая любые иные суждения и оценки о революционной буре семнадцатого. Но так или иначе без усилий того же Трунова все это было бы обречено на шаткие догадки. Лишь документ, как бы исследователь его не использовал, дает опору и вес каким угодно концепциям и теориям.
Так что, трудясь над почти четырехсотстраничным томом, где собраны документы, снимки, мемуары первых послеоктябрьских лет, мы считаем своим полноправным соавтором Михаила Трунова. Без него наша книга «Мы наш, мы новый мир построим» была бы куда беднее, малокровнее, гораздо менее убедительной и интересной.

Конечно, многие читатели привыкли, чтобы мудрые историки все им объяснили, разжевали, растолковали, как понимать происходившее. Но разве не стоит самим попробовать вчитаться в строки приказа, в скудные сведения о жизни и, увы, часто непоправимо ранней мучительной смерти до последней секунды веровавшего каждый в свои идеи человека, в боевые абзацы тех же газетных передовиц, разобраться в противоречиях и сложнейших перипетиях Великой русской революции? Без подсказчиков и суфлеров. Опираясь на собственный опыт, здравый смысл. Вдумываясь в детали, в мелочи, которые иной раз весомее дежурных лозунгов и призывов. На такого читателя, собственно, и рассчитывали создатели книги — координатор проекта, ведущий редактор, директор музея Лариса Лошкарева, научный редактор профессор Виктор Томилин, мои эрудированные, талантливые коллеги Татьяна Цупко, Зинаида Клокова, Анжелика Юнченко, я и все, кто причастен к рождению этой книги. А причастны к ней многие. В первую очередь специалисты управления внутренней политики нашей области и управления культуры и туризма региона.

Трудные уроки Октября

Мне думается, главное ее достоинство — это стремление к объективности и научной точности. Мы оставили занимательность и лихие фабульные навороты бойким беллетристам. Мы убеждены: трудные уроки Октября еще не выучены, не постигнуты до конца. Даже сегодня, спустя сто лет после взятия Зимнего. И, вероятно, нелегко будет оспаривать напутственное слово главы администрации Липецкой области Олега Королёва. Открывая сборник своим лаконичным вступлением, он не зря заметил: «Могут меняться концепции, подходы, взгляды и мнения, но одно бесспорно — революция пробудила к жизни необыкновенную созидательную активность и творческую энергию масс, привела к созданию мощной индустриальной державы с высокоразвитой культурой, способной к отражению любой внешней агрессии».

Это тоже факт, а не какой-нибудь там акунинский экзерсис, когда сочинитель озабочен лишь сюжетом «покруче», а то и желанием просто перечеркнуть прошлое, юность, героизм давно покинувших эту землю людей.

Нет, мы ничего не таили и не приглаживали. Мы отдаем должное всем противостоявшим сторонам революции и Гражданской войны. Они все были русскими людьми, россиянами, но будущее России видели абсолютно по-разному. И готовы были заплатить за это свое видение (да и платили) страшную цену. Вместе с тем не надо закрывать глаза: рухнувший порядок изжил себя. И не случайно еще в марте 1917-го городской голова Михаил Клюев, обращаясь к землякам, объявил, что старая власть государства довела государство до великих бедствий, и призывал: примем ее крушение с глубокой радостью и глубоким чувством удовле­творения и надежды на светлое будущее нашей дорогой великой Родины.

Времена не выбирают

Но до «светлого будущего» было далеко. Нищета и разорение никуда не делись. И об этом говорят не только какие-то обобщающие экономические или социальные выкладки, а отчаянное требование к липчанам: некуда класть раненых! Нет коек! Каждый дом обязан выделить для солдатиков энное количество кроватей. За невыполнение — круговая ответственность, аресты, штрафы. Жестко? Страшновато? Но не зря же сказал много позже поэт: «Времена не выбирают, в них живут и умирают».
Тогда были такие времена. Горестного, подчас сокрушающего душу хватало. Достаточно, к примеру, назвать имена гонимых, униженных священнослужителей, к которым, вопреки миролюбивым декларациям, большевистское руководство было беспощадно. Так, был расстрелян протоиерей Иоанн Кочуров лишь за то, что молился о прекращении междуусобного раздора. Он призывал к спокойствию и терпению, ни в малой мере не касаясь политических вопросов как таковых.

Все было как было. Герои рядом с садистами. Авантюристы рядом с большевиками-романтиками. Страстотерпцы, одни из которых носили нательный крест, а другие — партийные и комсомольские билеты. Увидеть их всех — непредвзято, честно, так, как советовал философ — не смеясь, не плача, а понимая, вникая, размышляя, и должна помочь книга «Мы наш, мы новый мир построим». Хочу обратить внимание неравнодушных: большая часть фото и других материалов из музейных фондов публикуется впервые. Что, естественно, придает изданию особую ценность.

"Липецкая газета в четверг" 

Источник

 


Смотрите также

На Липецк надвигается циклон

Ожидаются мокрый снег и сильный ветер. В четверг влияние на погоду в Липецке окажет североатлантический циклон. Небо нахмурится, …

Кожаная обувь, детские игрушки и монеты: археологи раскапывают центр Липецка

Интересные находки обнаружили поисковики во время археологических исследований на улице Скороходова в Липецке. Так, например, стало известно, …

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *